A   A

Культура Иревани

Азербайджанцы Армении никогда не были равнодушны­ми к жизни своей родины и ее судьбе, всегда занимали актив­ную позицию и играли значительную роль во всех серьезных вопросах, относящихся к участи земли, которую они считали родной. В самые тяжелые моменты, в смертельных сражениях вместе с «соседями по могилам и очагу» они проливали кровь, отважно не жалели жизней.

Стало уже известной истиной, что живущие здесь азер­байджанцы, издавна считающие Армению, ее столицу Иреван своей родиной, несмотря на непрекращавшиеся смены правителей и изменения административного деления, никогда не отделяли себя от общего процесса развития своего народа. Созданная на этой земле культура была крепко связана со своими корнями, являлась составной частью истории общест­венной мысли своего народа. Печать на родном языке и книгоиздательское дело, естественно, основывались на общих традициях нашей печати, выросли и развивались на ее почве, но объективные трудности, связанные с местными условия­ми, несомненно, оказали на это развитие влияние и внесли определенную поправку.

А таких трудностей было немало. Эта страна веками бес­конечно переходила из рук в руки. Развитию культуры не уделялось внимания. Процесс развития общественной мысли запаздывал. Правящие круги больше устраивало невежества и мракобесие. Не было типографий, оборудования, шрифтов, опытных специалистов. Из-за сложностей арабского алфавита не приступали к отливке матриц. Бесчисленные упреки и угро­зы душили любую новую инициативу, каждое новое начи­нание.

Приезжавший в 1885 г. в Иреван Ф. Кочарли писал в. опубликованном в газете «Тарджуман» (28.01.1886 г., № 6) письме, что «иреванские ученые до такой степени невежест­венны, что запрещают читать газету «Тарджуман» только потому, что работающий в ней журналист—суннит. Эти слепцы не понимают, что для прогресса необходимо иметь газеты, книги не только с Востока, но и с христианского Запада.

Немало было среди местного населения таких, кто хотел расправиться с пропагандистами печатного слова, с просве­тителями, призывающими со страниц газет и книг учиться у Востока и Запада. Было приказано убить Али Мехзуна и Джаббара Аскерзаде — корреспондентов «Молла Насредди- на» в Иреване. Молодой корреспондент А. Насири был ранен кинжалом. Иреванский корреспондент Юсиф был убит. Вы­ходящий здесь журнал («Лейлек») в 1914 г. в своем восьмом номере (28 мая) писал:

 

Соберись, мой аистенок, спокойно сиди на своем месте, Не связывайся ни с сеидами, ни с беками. Не видишь, мой ягненок, Насири ранили кинжалом, В Мерве Юсифа не убил чистильщик обуви?

 

(Подстрочный перевод).

 

Несмотря на трудности, преследования и угрозы, дошед­шие до начала нынешнего века, во второй половине прошлого века и здесь началось развитие культуры и просвещения, по­явились добровольцы, которые ради благородной цели подъе­ма культуры народа отдавали этому делу не только свое уме­ние:и старание, материальные ценности, но и жизнь. В храня­щемся в Центральном государственном историческом архиве Армянской ССР документе говорится, что после двух лет пе­реписки иреванские интеллигенты не могут получить от госу­дарственных органов нужный ответ и помощь. Наконец, они вынуждены открыть в городе новую школу на свои собствен­ные средства. 29 марта 1898 г. в Гей мечети проводится собра­ние. 104 человека принимают в нем участие. Избирается ко­миссия из 24 человек под председательством Алигулу хана Иреванского. Каждый член комиссии самое малое три часа в неделю бывает в школе, решает возникающие проблемы, обязательно бывает на уроках. Для оплаты расходов школы составляется особая ведомость. Из нее ясно видно, что Аб- басгулу хан Иреванский дает ежегодно 50 рублей, Панах хан Макинский тоже 50 рублей, остальные 17 человек по 25 руб­лей каждый, 31 человек — по 15 рублей каждый, 54 челове­ка — по 10 рублей каждый, В этой ведомости есть имя и Эйналибека Султанова.

В открытии новых школ, подготовке учебников и про­грамм, объединении любителей театра для показа спектак­лей, создании возможностей для печатания книг, словом, в области культуры и просветительства велика заслуга таких известных лиц, как М. Г. Иревани, Иса Султан, Абульфат и Мухаммед Шахтахтинские, Фазиль Иревани, М. Гамарлин- ский, Ф. Кочарли, Дж. Мамедгулизаде, И. Новрузов, Г. На­риманбеков, А. Иреванский, П. Макинский, И. Шафибеков, Э. Султанов, А. Мамедзаде, М. Мамедзаде. Особенно велика роль первых просветительниц, членов благотворитель­ного общества «Святой Рипсиме» в Иреване 90-х годов дочери генерал-лейтенанта Ехсан хана Соиабейим, дочери генерал- майора Кяльбали хана Сарыбейим, супруги капитана Гусей- на Султана Товузбейим, супруги штабс-капитана Исмаил ха­на Джахан ханум, супруги Махмуд аги Хырды ханум, суп­руги Наджаф аги Бейимджан ханум, супруги Джавад аги Хырды ханум, которые хотели открыть дорогу азербайджан­ским девушкам к образованию. Исключительно благодаря их заслугам в 80 гг. прошлого века, спустя четыре века после изобретения немцем Иоганом Гутенбергом печатной машины, в Иреване началось издание книг на азербайджанском языке.

1. Книги местных авторов, изданные за пределами Арме­нии. Эти книги делятся на две части: изданные на других язы­ках и на родном языке. В связи с тем, что в типографии, рабо­тающей на арабском алфавите, не было шрифтов родного языка, авторы начали издавать свои произведения в других местах на других языках. Обычное в то время дело — публи­кации авторами в других местах своих произведений очень помогает в уточнении того, был ли автор родом из Армении.

Использование в качестве псевдонима названия места рожде­ния и жительства среди интеллигенции того времени имело широкое распространение. Большинство авторов на изданных книгах наряду с именем указывали и псевдонимы—«Ирева­ни», «Иреванский», «Гамарли», «Гамарлинский». Например, в 1883 г, каллиграф Мохаммед ибн Али Мохаммед Тебризи на изданной литографическим способом книге «Китабу-тагарат» указал имя автора таким образом «Фазиль Иревани». Воз­можно, изданная на фарсидском языке 186-страничная «Ки­табу-тагарат» является первой книгой автора из Армиии, из­данной в другом месте и на другом языке.

По одной из версий, произведения Фазиля Иревани изда­вались в разное время, в различных местах и на нескольких языках. Поскольку в связи с этой гипотезой история напоми­нает другой вариант «судьбы» Мирзы Шафи, дадим малень­кое разъяснение. В 1812 г. в Санкт-Петербурге в одно и то же время, под одним и тем же названием были изданы две книги. Одна — на армянском языке, другая — на русском. Автор — дворцовый советник, ереванец Ходженц Маркар Кегамян. Книга на армянском называлась «Моральный ро­ман о розе и соловье», а на русском — «Аллегорическая по­весть о розе и соловье».

В 1826 г. в Париже вновь была издана «Роза и соловей». Через несколько лет ле Вайя де Флорибал перевел ее на французский язык и в 1832 и 1833 гг. дважды подряд издавал ее. Отклики на это произведение ширятся, все более повыша­ющийся интерес читателей привлекает к ней еще большее вни­мание. Учитывая это, Аршак Чобанян, переведя произведение на диалект живущих за рубежом армян, публикует его ча­стями, начиная с первого номера журнала «Анаид». Чобанян называет легенду «Роза и соловей» блестящим образцом лучших художественных произведений прошлого. Произведе­ние действительно имеет большой успех, с интересом читает­ся, получает много отзывов. Наконец, в 1900 г. в 12-м номере журнала печатается конец произведения. Помещенное на по­следней странице (249) под заголовком «Источники «Розы и соловья» небольшое примечание рождает большую сенсацию.

Аршак Чобанян сообщает читателям следующие сведе­ния: в 1892 г. вышло новое произведение французского иссле­дователя Шарля Жоржиена. Автор его рассказывает немец­кому тюркологу Иозефу фон Хаммеру, переведшему на не­мецкий язык «Роза и соловей», об этом произведении. Из бе­седы становится ясно, что «Роза и соловей» принадлежит не перу Ходженца Маркара, а тюркскому поэту Фазили или Фазилю.

Отсюда возникает еще один вопрос. Может, Ходженц Мар­кар действительно не знал азербайджанского языка, может, он вовсе и не переводил это произведение, а написал сам? Что Ходженц очень хорошо знал азербайджанский язык, подтверж­дает такой факт. Еще в 1819 г. в Петербурге он перевел с ар­мянского на азербайджанский язык Ветхий завет с рассказом об Иисусе и напечатал армянским шрифтом в типографии Овсе- па Ованесяна. К тому же, если произведение было бы написа­но самостоятельно, вряд ли бы автор оставил имена главных героев: Шах Новруз, Шахбахар, Польнара. Заметим, что «Роза и соловей» вновь была издана отдельной книжкой в 1850 г. во Фрезно. Опубликованный в «Апаиде» вариант был сдай в печать после обработки редактором Вахе Айком. На основе имеющихся сведений можно уверенно сказать, что «Ро­за и соловей» не является оригинальным произведением Хо- дженца Маркара. В этом нет никаких сомнений. Но кто Фа- зил? Как указывалось выше на вышедшей в 1883 г. в Тебризе книге его имя было написано так: Фазиль Иревани. Значит, и Фазиль, и Ходженц — оба родом из Иревана. На основании большей близости Ходженца с азербайджанской литератур­ной средой, нежели с турецкой, можно прийти к выводу, что «Роза и соловей» не принадлежит Ходженцу, долгое время служившему советником при царском дворе и жившему в Пе­тербурге, а является произведением Фазиля Иревани. Назва­ние произведения, имена героев, изображенные в нем события дают основание говорить об этом. Однако это не окончатель­ный вывод, а гипотеза, нуждающаяся в серьезных уточне­ниях.

Азербайджанские авторы из Армении наряду с изданием своих книг в других местах, на других языках публиковали их и на родном языке. Инициативу в этом проявил Молла Гусейн Иревани. Его 201-страничная с рисунками книга «Му- сеибнаме» была издана в Тебризе в 1888 г. литографским способом. Через год после этого снова в Тебризе был издан сборник газелей и нёвхе Мирза ага Али Хакими Иревани. Этот 229-страничный сборник отличался от предыдущих книг тем, что вышел и на азербайджанском, и на фарсидском языках.

Можно сказать, что уже с 80 гг. прошлого века в Армении было начато издание книг на азербайджанском языке. Но эти книги печатались не в Армении, а в Тебризе, Тифлисе, Баку, Бахчисарае. Например, написанные иреванскими школьными учителями Мирзой Гамарлинским, Гашумбеком Нариманбе­ковым, Шахтахтинским, Раджабовым, Казыевым, Мохамме- довым, Шафибековым, Султановым и Мирзой Алекпером; Мирзазаде книги «Родной язык» для первого, второго и треть­его классов были изданы в 1907—1908 гг. в Тифлисе в типо­графии «Гейрат», книга Аббаса Мамедзаде «Бадарагатул- этфар» — в 1911 г. в Баку в электрической типографии братьев Оруджевых, а книга «Тамам алифба» Гасанзаде Мирзы Гусейна Иревани — в 1913 г. в Тифлисе в типографии «Культура».

2. Книги, переведенные с других языков. Среди книг это­го рода одна часть издавалась за пределами Армении, дру­гая — в самой Армении. Первые сведения о переводчиках из Армении относятся к Мохаммеду Гусейну Иревани. В 1657 г. он впервые перевел на азербайджанский язык «Г'улистан» (Тебриз, Центральная библиотека, № 2941). Первыми пере­водчиками книги В. Гёте «Страдания молодого Вертера» был Абульфат Шахтахтинский, а пьесы Мольера «Лекарь понево­ле»—А. М. Гамарлинский.

Всесторонне осведомленный об усердии азербайджанских просветителей, один из самых лучших знатоков русской лите­ратуры Ф. Кочарли не мог остаться равнодушным к требова­ниям нового времени. Будучи преподавателем Иреванской гимназии, Ф. Кочарли, не зная усталости, трудился на ниве просвещения, в выходящих на азербайджанском и русском языках различных газетах он не раз поднимал эти проблемы. Работая рука об руку с такими просветителями — предста- вйтелями интеллигенции, как А. Мамедзаде, Э. Султанов, И. Шафйбеков, выпустив вместе с Зохрабзаде учебник под названием «Талими-лисани тюрк», он одновременно занимал­ся художественным переводом. Он познакомил азербайджан­ского читателя с Пушкиным, Лермонтовым, Толстым, Коль­цовым.

Автор учебника «Ветен дили» А. О. Чернявский в 1894 г. в письме к Ф. Кочарли писал: «Ваши переводы — «Фиалка», «Цветок», «Нищий» — будут украшением моей книги. «Тали- мати Сократ» был издан в это же самое время, то есть в 1891 г. в Бахчисарае, в типографии «Тарджуман». На книге было написано: с русского языка перевел преподаватель теологии Иреванской гимназии Фиридун Кочарли. Отсюда можно сде­лать вывод, что история переведенных с русского языка азер­байджанцами Армении книг хоть и изданных в других местах, начинается именно с «Талимати Сократ». Азербайджанская интеллигенция Армении прибегала к изданию книг в разных местах вовсе не случайно. Как уже отмечалось, здесь не было специалистов-печатников, шрифтогз на родном языке, типо­графского оборудования. В кратком политическом обзоре о губернских делах генерал-лейтенант Шаликов с чувством огромной «радости и спокойствия» сообщает, что в Иреване не издаются местные газеты и журналы.

В начале 90-х годов в Иреване в типографии Гулямиряна были созданы условия для издания книг как па азербайджан­ском, так и на армянском языках. Были приобретены шриф­ты арабского алфавита. Таким образом, появилась возмож­ность печатать книги и газеты на азербайджанском языке.

Вероятно, первым использовал эту возможность Ф. Кочарли. •Сделанный им перевод пушкинской «Сказки о рыбаке и рыбке» в 1892 г. была издана в той же типографии. Интерес­но, что история лермонтовского «Ашиг Гариба», переведенного примерно в это же время И. М. Акберовым, впервые была из­дана в Иреване в типографии «Культура».

Традиции Ф. Кочарли, заложившего основы переводче­ской литературы, проявлявшего особый интерес к этой полез­ной области, были успешно продолжены в Армении и до рево­люции, и после нее. Целый ряд произведений с русского и армянского языков силами местных переводчиков был пере­веден на азербайджанский. Большинство этих произведений было издано в самой Армении, часть — за ее пределами.

3. Книгоиздание в .Армении на азербайджанском языке. Наконец, в самом конце прошлого века появились усло­вия для издания оригинальных произведений. Соперничаю­щая с типографией Гюлямиряна. типография Эдильсона при­обрела шрифты и матрицы. Началось печатание книг на азербайджанском языке. В 1899 г. была издана книга «Аталар сёзу» преподавателя тюркского языка Иреванской школы исламизма Мохаммеда Вели Гамарли. Это время и считается датой начала издания оригинальных произведений.

Немало было в разное время в Армении произведений азербайджанских авторов, изданных на армянском и русском языках. Среди них характерной для периода до 1920 г. явля­ется небольшая повесть «Татарка» («Азербайджанка»).

«Татарка» была первым художественным произведением бдного из самых активных авторов дореволюционной закав­казской печати Эйналибека Султанова. Она была написана для Нахичеванского театра. Но поскольку в ней приподнима­лась завеса, приоткрывающая истинное положение азербай­джанской женщины, то она встретила сопротивление государ­ственных органов и царских чиновников. Чтобы преодолеть эти препятствия, автор вынужден был поставить эту пьесу в театре на русском языке. Таким образом, небольшая пьеса «Татарка», состоявшая из двух действий и десяти актов, в 1904 г. вышла отдельной книжкой в Ереване. «Только после того, как пьеса «Азербайджанка» была сыграна на русском языке, стало возможным поставить ее на сцене на азербайджанском языке » (Л. 3 а м анов).

В начале нашего века только в Иреване было четыре ти­пографии — Гюлямиряна, Эдильсона, «Культура» и «Луйс», издававшие книги на азербайджанском языке. Часть этих ти­пографий продолжала свою полезную деятельность до 1914 г., а другая — до 1917 г. В 1917—1920 гг. на азербайджанском языке в двух типографиях печатались журналы и листовки. Одна из них была губернаторской типографией, вторая — типография, издающая журнал «Бюрхани хагнгат». До революции в течение короткого периода, примерно в 25 лет, в Иреване выросли профессионалы, прекрасно знающие секре­ты печатания литературы на азербайджанском языке, такие, как Мухаммед Ахундов, Акбер Гусейнов, И. Халилов, издав­шие много разных по содержанию и стилю произведений. Сре­ди них немало пьес, стихов, словарей, учебников, переводной литературы, художественных произведений, сыгравших опре­деленную роль в создании нашего культурного наследия. Си­ла, влияние и воспитательное значение этих изданий были огромны для своего времени.

Возникновение общества профессиональных авторов, слу­жащих просвещению народа, было для того времени большим достижением. У колыбели этого сообщества стояли такие из­вестные ученые и литераторы, как Дж. Мамедкулизаде, на­шедший прототипы своих, не теряющих свежести образов в Армении, Ф. Кочарли, делавший наброски своих произведе­ний в Иреване.

Такое созвездие представителей интеллигенции, как Гамарлинский, Гашимбек Нариманбеков, Иса Султан, Абуль- фат и Мухаммед Шахтахтннские, Исмаилбек Шафибеков, Ми­рза Алекпер Мирзазаде, Аббас Рази Маммедзаде, Мирза Джаббар Мамедзаде самоотверженно посвятили свою жизнь просвещению народа.

 

Источник: Историческая география Западного Азербайджана. Баку, 1998.

Новостная лента
Вандализм армян против азербайджанских памятников культуры Памятники каменной скульптуры.
АРМЕНИЯ, АРМЯНЕ, АРМЯНСТВО.
Доклад члена Азербайджанской Чрезвычайной следственной комиссии Михайлова